Главная

Отношение общества и его \”ключевых\” групп к филантропической деятельности в России.

Отношение общества и его "ключевых" групп к филантропической деятельности в России.

Отношение общества и его \”ключевых\” групп к филантропической деятельности в России.

I. Анализ опубликованных социологических исследований филантропической деятельности

Обзор подготовлен экспертами Агентства социальной информации по заказу Форума доноров на основе вторичных данных исследований и публикаций, собственной информации АСИ, а также интервью с представителями СМИ, российских и иностранных некоммерческих организаций, бизнеса и власти. В нем делается попытка анализа доминирующих отношений общества к филантропической деятельности, их причин и следствий, а также тех стратегий, которые используют институциональные доноры для налаживания взаимопонимания и взаимодействия со своим социальным окружением.

В качестве исходного материала для анализа отношения населения к филантропической деятельности коммерческих компаний были использованы опубликованные социологические исследования и экспертные оценки из 12 различных источников. Однако данные некоторых исследований фактически дублируют друг друга, или представляют собой лишь частный случай, отражая региональный срез проблемы. В ряде исследований нечетко прописана методика их проведения, что не позволяет с полным доверием отнестись к их результатам. В других случаях, изучаемая выборка слишком мала, или результаты исследования не коррелируются с выводами других работ. По этой причине в настоящей работе, приводятся данные не всех проанализированных материалов.

При подборе примеров для вторичного исследования отношения граждан к филантропическим проектам коммерческих компаний основной акцент был сделан на иллюстрацию выявленных тенденции. Были использованы сопоставимые цифры (в основном доли опрошенных в процентах). Приоритет отдавался более свежим данным, а также исследованиям с четко прописанной методикой и большим числом опрошенных.

Как правило, предметом исследований становятся следующие основные группы, вовлеченные в филантропическую деятельность:
коммерческие предприятия;
физические лица;
некоммерческие организации;
государственные органы;
благотворительные фонды;
средства массовой информации.

Наибольшее количество исследований посвящено изучению благотворительной деятельности коммерческих компаний, меньший интерес исследователей вызывает позиция населения, и еще реже предметом изучения социологов становилась деятельность некоммерческих организаций. Замыкают это список государственные органы, средства массовой информации и, как ни странно, собственно благотворительные фонды.

С 1997 года теме филантропической деятельности посвящено свыше десяти социологических исследований, причем наиболее полно информация представлена в тех из них, которые проведены в последние два года. Возросшая глубина разработки проблемы свидетельствует об усилении внимания к теме филантропии и о необходимости получения достоверной информации для принятия реальных управленческих решений. Наибольший интерес, пожалуй, представляют две работы: \”Корпоративная филантропия: миф и реальность\”, исследование, проведенное ВЦИОМ в 2002 году, и \”Благотворительность и социальная ответственность уральских предприятий\”, – проведенное в Екатеринбурге в 2003 году группой социологов под руководством Л. Петровой. Эти исследования разносторонне представляют ситуацию в области филантропической деятельности коммерческих предприятий.

Анализ данных, полученных отдельными группами исследователей в разные временные периоды, позволяет говорить о достаточно стабильной мотивации в сфере социальной активности коммерческих компаний. В большинстве случаев это \”движение души\” и \”экономическая выгода\”. Оказание помощи, продиктованное обычным человеческим желанием помочь, является наиболее традиционной причиной благотворительности бизнеса в России. Такая благотворительность выполняет компенсаторную функцию для руководителей предприятий, снимая с них комплекс вины за положение социально уязвимых слоев населения. В то же время, такого рода благотворительность не оказывает влияния на будущее состояние общества.

Как субъект экономики благотворительность в России функционирует не в самых комфортных условиях. Ее развитию не способствуют ни законодательство, ни налоги. Однако это не мешает сотням тысяч коммерческих структур находить лазейки в законодательстве и заниматься благотворительностью (1). Несмотря на то, что новый налоговый кодекс затруднил развитие благотворительности, 64,2% опрошенных руководителей предприятий оказывают помощь в прежнем объеме независимо от наличия или отсутствия налоговых льгот. Благотворительность воспринимается ими как личное дело личное, которое нельзя использовать в целях получения прибыли (2).

Однако в позициях руководителей компаний наблюдаются и рост прагматического подхода к вложению средств в благотворительность. Если всего год назад 67% опрошенных руководителей считали, что корпоративная благотворительность – это чистый альтруизм, и только 7% полагали, что благотворительность позволит компании улучшить работу с целевыми рынками (3), то в исследованиях 2003 года оценка эффективности благотворительных затрат компании включала уже такие критерии как повышение эффективности маркетинговой стратегии (этот показатель назвали 7,8% опрошенных) и повышение отдачи на вложенный капитал (2,3% опрошенных) (3). Раньше о маркетинговых показателях эффективности благотворительности речь не заходила.

В целом исследования фиксируют неблагоприятный фон для развития благотворительности. 76% руководителей компаний считают, что условия для ведения благотворительной деятельности в России неудовлетворительные. (3).

Многие исследователи обращают внимание на порой парадоксальные оценки различных аспектов филантропической деятельности. Это выражается в отсутствии логики в ответах на некоторые схожие вопросы, в невозможности сопоставить близкие по содержанию параметры. По оценкам специалистов, исследования которых рассматриваются в данной работе, эти несоответствия свидетельствуют о несформированном понятийном аппарате в области социальной ответственности компаний. Используемые параметры являются зачастую умозрительными, не основываются на зафиксированных эмпирических данных, а потому иной раз могут легко изменять свой знак на прямо противоположный.

Почти все исследователи четко отделяют благотворительные пожертвования, основанные на милосердии, от спонсорской помощи, основанной на выгоде. Однако и в том, и в другом случае часто возникает несоответствие между ожиданиями руководителей компаний и их практическими действиями. Большинство исследований фиксируют в качестве приоритетного направления благотворительной деятельности помощь бедным и решение других социальных проблем. Так 92% руководителей компаний считает, что в первоочередной помощи нуждаются незащищенные слои населения (им реально помогают 88% опрошенных). Экологические проблемы заботят 30% руководителей предприятий (поддерживают экологические проекты 10% из опрошенных). Директора компаний считают, что религиозные организации вообще не нуждаются в поддержке, однако 35% опрошенных их поддерживают (3).

Несмотря на столь высокую заинтересованность руководителей в решении социальных проблем, те же исследования фиксируют отсутствие среди критериев, которыми руководствуются компании при выборе получателей поддержки, такого показателя как социальный эффект. Зачастую для донора более значимым фактором становится возможность контроля за расходованием средств, личное знакомство с получателем поддержки и многое другое, но не собственно результат благотворительной деятельности.

В другом исследовании (2) среди основных мотивов оказания благотворительной помощи первое место занимает поддержка имиджа компании (55,2% опрошенных руководителей компаний) и чувство гордости (50,8%). Решение социальных проблем занимает предпоследнюю строчку списка (5,6%).

Отмечаются противоречия и в области оценки экономических критериев благотворительной деятельности. Ежегодно российскими предприятиями в социальную сферу реально вкладываются сотни миллионов долларов США. Однако лишь малая часть этих средств находит отражение в бухгалтерских документах и официальных отчетах. Настораживает и тот факт, что при таких значительных затратах на социальную сферу ни одна из социальных проблем страны до сих пор не приблизилась к своему решению (1).

В нескольких исследованиях произведена оценка проблем, препятствующих развитию благотворительности. Позиции, отмеченные в них довольно схожи (в порядке убывания приоритета (3) :
несовершенство налоговой и законодательной сферы;
финансовое состояние компаний;
недостаток признания благотворителей государством;
отсутствие гарантий целевого использования средств;
экономическая нестабильность в стране;
недоверие руководства компании к посредникам между компанией и получателем помощи;
отсутствие традиций благотворительности;
отсутствие у руководства понимания социального эффекта благотворительной деятельности.
При этом 76% опрошенных считает, что развитие благотворительности будет зависеть от развития экономической ситуации в стране. В рейтинге проблем это лишь 5 позиция. 20% опрошенных считает, что развитие благотворительности будет зависеть от активности общественных организаций. И это при том, что исследование фиксирует явное недоверие к НКО со стороны компаний (4 и 6 пункты).

На второй по значимости позиции находится финансовое состояние компании. Однако в других источниках отмечается отсутствие прямой зависимости между благотворительной деятельностью предприятия и типом его бизнеса, а также между оборотом предприятия и размером благотворительного бюджета.

Другим важным критерием развития благотворительности называется совершенствование налогового законодательства. Вопреки расхожему мнению недавняя отмена налоговых льгот на благотворительные пожертвования существенно не повлияла на реальные объемы благотворительных расходов коммерческих предприятий. Исследователями фиксируется прежний уровень расходов на благотворительность. Увеличение фондов, направляемых на филантропические цели, зафиксировано в 34% опрошенных компаний, в то же время 17% компаний хотят сократить свои расходы на благотворительность (4).

Федеральный закон предлагал несколько вариантов льготирования налогов, однако, ни один из них не являлся реальным стимулом. В условиях действующего налогового кодекса организации стремятся скрывать прибыль, от которой и высчитывается льгота по благотворительности. Благотворительность осуществляется в основном \”в черную\” (1).

Одним из главных препятствий для создания взаимовыгодных отношений бизнеса с сообществом называется недостаточная поддержка государства (4). С другой стороны 37% опрошенных компаний жалуются на \”командный\” стиль отношений со стороны власти, 77% вынужденно откликаются на просьбы власти о финансировании социальных проектов, 96% считают, что именно власть отвечает за решение социальных проблем (5).

Исследователями выявлен еще один парадоксальный факт. Вопреки сложившемуся общественному мнению относительно высокого профессионализма коммерческих компаний и дилетантизма благотворительных организаций в области управления филантропическими проектами на практике чаще всего наблюдается обратная картина. Коммерческие компании бесконтрольно расходуют благотворительные бюджеты, в подавляющем большинстве не имеют стратегии управления этой деятельностью, не контролируют финансовые потоки и не интересуются результатом (6). Лишь 5% опрошенных предприятий целенаправленно занимаются благотворительной деятельностью. Остальные предприятия не имеют постоянных объектов благотворительности. Бухгалтерский учет благотворительной деятельности ведет 0% предприятий (7). Только 5,3% взаимоотношений с получателем пожертвований оформляются юридически. Письменный отчет о расходовании пожертвования требуют лишь в 13% случаев (3). Только 40% компаний из числа опрошенных в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске имеют собственную программу благотворительной поддержки, 60% поддерживают разовые акции.

В 50% компаний существуют устоявшиеся принципы формирования благотворительного бюджета, однако отчисления от рекламного бюджета используют лишь 7% компаний, 34% не контролируют использование средств получателями помощи.

НКО же, напротив, в своей деятельности отдают приоритет социальной эффективности, нацелены на достижение конкретного результата, в большинстве случаев имеют стратегию действий, ведут учет расходов и являются экспертами в социальной сфере. С точки зрения лидеров НКО, наиболее значимой для деятельности некоммерческих организаций в 19,6% случаев является результативность, в 18,7% – актуальность и востребованность, в 16,9% эффективность (8).

При явных преимуществах НКО в решении социальных проблем и некомпетентности в этих вопросах представителей компаний, в нескольких исследованиях отмечается недоверие бизнесменов к НКО и нежелание воспользоваться их консультационной помощью. Более 60% компаний указали, что они не нуждаются в содействии по ведению благотворительных программ, 70% категорически отвергают консультативную и юридическую помощь в этих вопросах, 46% руководителей компаний высказали недоверие к НКО, при этом 70% опрошенных не имели опыта партнерства с некоммерческими организациями (3).

Предприятия Екатеринбурга, активно занимающиеся благотворительностью, в целом, не нуждаются в поддержке со стороны некоммерческих организаций. Опыт работы с НКО имеет только 10% предприятий. 24% затруднились сформулировать необходимую им информацию об НКО. Консалтинг в области благотворительной деятельности нужен лишь 7% опрошенных, а 58% утверждают, что не испытывают в нем необходимости. Правда, почти половина опрошенных все же не отвергает внешние источники информации по благотворительности (2).

Бросается в глаза несоответствие между желаниями и реальными действиями в вопросе информирования общества о благотворительных проектах компании. Несколько исследований фиксируют приоритет укрепления имиджа компании в оценке эффекта благотворительной деятельности. Улучшение имиджа (на этот показатель указало 58,8% опрошенных) занимает первое место в рейтинге ожидаемого эффекта от благотворительной деятельности (2). В то же время по данным того же исследования несмотря на интерес к имиджевым показателям 90,4% опрошенных при установлении деловых контактов не интересуются, занимается ли партнер благотворительной деятельностью, а 82,4% никогда не предоставляют сведения о своей благотворительности в СМИ.

В опросе \”Социальная роль бизнеса в общественном развитии: корпоративная благотворительность и спонсорство\”, проведенного ассоциацией менеджеров в 2001 году, выявлены различные позиции в вопросах благотворительности высшего руководства крупных коммерческих компаний и руководителей их PR-служб.

63% генеральных директоров и 76% руководителей PR-служб считают, что благотворительная деятельность способствует росту положительного имиджа компании и ее рекламе. Соответственно 29% и 47% считают, что благотворительная деятельность позволяет создать взаимовыгодные отношения с властью. 34% директоров считает, что освещать благотворительные программы компании в СМИ не нужно, главное реально помочь. Согласны со своим начальством всего12% руководителей PR-служб. В тоже время 38% руководителей PR-служб считают освещение в СМИ корпоративной благотворительной деятельности очень важным элементом формирования отношений между бизнесом и обществом.

В этой ситуации существенным становится тот факт, что решение об оказании благотворительной помощи в 91% случаев принимает высшее руководство компании. В 63% случаев эти же лица определяют и в какую сферу следует направить помощь (3), что указывает на неэффективность системы принятия решений по вопросам благотворительности и, вероятнее всего, негативно сказывается на результатах реализующихся благотворительных проектов.

По данным исследования, представленного Ассоциацией менеджеров в октябре 2003 (9) года оказалось, что в процессе формирования у потребителей мнения о той или иной компании наличие у нее благотворительных программ не является определяющим! Первым признаком социальной ответственности компаний общество склонно считать производство качественной продукции и социальную защищенность ее сотрудников (так считает 98% опрошенных). Далее следуют обеспечение компанией занятости населения (97%) и ее вклад в экономику (92%). Предоставление открытой и достоверной информации занимает в этом рейтинге 17 место (88%), а поддержка благотворительных проектов – 24 место (81%). Однако тот факт, что расхождение между позициями весьма незначительно, скорее всего, говорит о несформированном общественном мнении.

Среди системных изменений, которые могли бы содействовать позитивным переменам, опрошенные представители бизнеса хотели бы видеть экономическое стимулирование благотворительности, определение приоритетных направлений поддержки, возникновение внутренней структуры третьего сектора, улучшение взаимоотношений доноров и местной администрации в сфере поддержки социальной сферы.

Что касается гендерного аспекта благотворительности (10), то исследования зафиксировали, что женщины в 1,7 раза больше информированы о благотворительных проектах, чем мужчины, и в большей степени доверяют благотворительным начинаниям (22% против 13%). Тем не менее, мужчины, как правило, более мотивированы на благотворительность нежели женщины.

Выводы
– Активность российских коммерческих компаний в области филантропической деятельности существенно не изменилась за период с 2001 по 2003 год. По-прежнему благотворительная деятельность выполняет для большинства руководителей российских предприятий функцию компенсации социально незащищенным слоям населения, но не функцию инструмента формирования будущего состояния общества. Учет благотворительных средств, в большинстве случаев, ведется через \”черную\” кассу и реальные объемы социальных инвестиций недоступны исследователям.

– По данным исследований благотворительность в России как объект экономики не имеет пока комфортных условий для развития, что, однако не мешает сотням тысяч коммерческих структур заниматься благотворительностью, находя лазейки в законодательстве. Большинство руководителей благотворительность воспринимают как дело личное, интимное, которое нельзя использовать в целях получения прибыли.

– Оценивая эффективность благотворительных затрат некоторые компании начинают использовать такие критерии как повышение эффективности маркетинговой стратегии и повышение отдачи на вложенный капитал.

– Отмечаются порой взаимоисключающие оценки различных аспектов филантропической деятельности, что свидетельствует о несформированном понятийном аппарате. В целом исследования фиксируют неблагоприятный фон для развития благотворительности в России.

Использованная литература:
1. Экспертная оценка. Юрченко Л., Новосибирск, 1999-2000 г.
2. \”Благотворительность и социальная ответственность уральских предприятий\”, Петрова Л., Вандышев М., Екатеринбург, 2003 г.
3. \”Корпоративная филантропия: мифы и реальность\”, ВЦИОМ (по заказу CAF), М., 2002 г.
4. \”Социальная роль бизнеса в общественном развитии: корпоративная благотворительность и спонсорство\”, Опрос крупных коммерческих компаний, Ассоциация менеджеров, 2001 г.
5. \”Корпоративная филантропия в России 1995-2000. Пятилетка качества\” Туркин С., Москва, 2000 г.
6. Опрос руководителей компаний, занимающихся оптовой продажей продуктов. Чернов Р.А., Новокузнецк, 2001 г
7. Царькова Г.В., г. Тверь, 1997, 2000

По материалам http://www.soc-otvet.ru

Leave a Comment