Главная

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ *
Шихвердиев А.П., Серяков А.В.

В статье рассматриваются вопросы определения качественного индекса социальных инвестиций, призванного оценить степень комплексности и полноты такого явления, как корпоративная социальная ответственность. Изложены результаты проведенного авторами исследования эффективности корпоративной социальной ответственности в компаниях Республики Коми, предложены значения эффективности взаимодействия компаний с группами заинтересованных лиц. Статистически рассчитаны значения показателей эффективности взаимоотношений компании и стейкхолдеров, вычислены значения показателей эффективности социальной ответственности с заинтересованными лицами.

The article considers questions about determination of qualitative index of social investments using for estimation of degree of complexity and complete of corporate social responsibility. It is stated the results of authors’ corporate social responsibility’s effectiveness research in companies of The Komi Republic. The authors suggest the values of effectiveness of interaction between companies and stakeholders, statistically calculate the values of effectiveness indicator of interaction between companies and stakeholders. Also it is calculate the values of effectiveness indicator of social responsibility with stakeholders

Ключевые слова: корпоративная социальная ответственность, качественный индекс, социальные инвестиции, конкуренция, корпоративное управление, методика оценки, стейкхолдеры.

Key words: corporate social responsibility, qualitative index, social investments, competition, corporate management, estimation procedure, stakeholders.

За последние годы теме социальной ответственности бизнеса в России уделяется возрастающее внимание со стороны бизнеса, власти и общества. В результате усиления конкуренции, глобализации финансовых, трудовых, товарных потоков, усиления влияния крупных транснациональных компаний, перехода к инновационной экономике, обострения экологических и социальных проблем происходит переосмысление значения бизнеса в социальном окружении. Вместо традиционного понимания бизнеса как деятельности, направленной на получении прибыли от производства, реализации товаров и услуг и распределения ее между участниками, приходит представление бизнеса как источника роста общественного благосостояния, который достигается путем производства и реализации товаров и услуг.

Несмотря на смену понимания, российский бизнес до сих пор имеет неоднозначное восприятие у населения, государство не может в полной мере и эффективно финансировать социальные потребности, а масштабы российского бизнеса еще не достигли той величины, которая позволяет создавать общественные богатства в достаточном объеме.

В России отсутствуют отчетливые и понятные критерии оценки корпоративной социальной ответственности, представления о том, каковы этические принципы современного бизнеса и экономические выгоды социально ответственного поведения. Изучение опыта, накопленного иностранными корпорациями и международными институтами в этой области, полезно для понимания сущности социальной ответственности, однако простое копирование западных принципов и стандартов без учета российских особенностей не может являться решением проблемы. Все это требует уточнения формулировок, определения принципов и критериев оценок для формирования методических подходов к исследованию и анализу проблемы.

Низкий уровень практики корпоративного управления и недостаточная обоснованность социальных отчислений в компаниях оказывает негативное воздействие на формирование социально ответственного поведения, а также способствует возникновению более крупных проблем системного характера на национальном и региональном уровне. Это показывает, что помимо совершенствования корпоративного управления и законодательства в данной сфере необходимо определение качества корпоративной социальной ответственности.

Одна из основных проблем, с которой сталкиваются исследователи социальных инвестиций – это вопрос достаточности. В попытке найти ответ на вопрос о количестве расходов на социальные программы были созданы несколько методик расчета социальных инвестиций. Одна из них – подсчет индекса социальных инвестиций, разработанный Ассоциацией Менеджеров России.

Социальные инвестиции представляют собой долгосрочные вложения финансовых ресурсов в объекты социальной среды с целью улучшения качества жизни людей. В данной трактовке ключевой особенностью является характеристика социального инвестирования как деятельности субъектов инвестиционных отношений, направленной на получение обществом полезного эффекта. Однако данный подход не учитывает необходимости полезного эффекта для субъекта инвестиционной деятельности. Таким образом, уточненная формулировка социальных инвестиций обозначает вложения, полезный эффект которых распространяется как на общество, так и на компанию.

Методика оценки качественного индекса социальных инвестиций [1].
Качественный индекс социальных инвестиций призван оценить степень комплексности и полноты такого явления, как корпоративная социальная ответственность. Идея данного индекса состоит в учете факта наличия (или отсутствия) позитивных параметров у компании-респондента. В связи с этим различают частные и общие качественные индексы социальных инвестиций:
Качественный индекс социальных инвестиций для i-ой компании IK(i) показывает уровень комплексности социальной деятельности компании (единица измерения – проценты) и рассчитывается следующим образом:

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

где Xij – булева переменная, принимающая значение 1, если j-ый признак присутствует у i-ой компании, и равна 0, если этот признак отсутствует; m –число признаков, по которым оценивается социальная деятельность компаний. В идеале набор признаков должен быть составлен таким образом, чтобы каждый из них был «сквозным», то есть важным для каждой компании.
Качественный индекс социальных инвестиций для j-го признака IK(j) степень присутствия данного качественного признака в статистической выборке компаний-респондентов (единица измерения – проценты) и рассчитывается следующим образом:

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

где n – число компаний, участвующих в обследовании.
общий качественный индекс социальных инвестиций IK показывает уровень комплексности социальной деятельности обследуемой совокупности компаний (единица измерения – проценты) и рассчитывается следующим образом:

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

Необходимость учета качественной составляющей процесса социального инвестирования обусловливается тем, что масса выделяемых на соци¬альные программы средств является лишь одной из характеристик социально ответственной деятельности компании. На практике осуществление компа¬нией больших объемов социальных инвестиций может сопровождаться плохим статистическим учетом выделяемых средств, отсутствием централизо¬ванного контроля и управления процессом, нерациональной концентрацией денег на одном – двух направлениях деятельности, стихийностью и нерав¬номерностью финансирования социальных мероприятий и т.д.

Подобное несогласование количественной и качественной сторон процесса должно быть своевременно выявлено и устранено, для чего необходи¬мо использовать дополнительные аналитико-статистические конструкции. В настоящее время не существует единых стандартов для оценки сте¬пени полноты и комплексности инвестиционного процесса социальных программ. В методике используются три группы критериев качественной оценки социальных инвестиций, базирующиеся на 12 показателях, наиболее адекватно характеризующих нынешний этап развития рос¬сийских компаний.
1-я группа — институциональное оформление социальной политики. Данная группа предполагает учет по трем позициям:

• Наличие специального документа, в котором закреплена социальная политика компании (нормативная централизация социальной политики);

• Наличие специального подразделения, отвечающего за реализацию социальных программ компании (организационная централизация социальной политики);

• Наличие коллективного договора (нормативная основа социальной политики).

2-я группа — система учета социальных мероприятий. Данная группа предполагает учет по четырем позициям:

• Наличие ежегодных финансовых отчетов в соответствии с международными стандартами (унификация и стандартизация финансовой информации);

• Внедрение международных стандартов социальной отчетности;

• Оценка эффективности осуществляемых социальных инвестиций (обеспечение обратной связи между инвестором и социальными инвестициями);

• Примеры социальных программ (информирование общественности в целях передачи позитивного опыта, саморекламы и продвижения репутации и имиджа компании).

3-я группа — комплексность осуществляемых социальных инве¬стиций. Данная группа предполагает учет по пяти направлениям затрат:

• Развитие персонала компании;

• Охрана здоровья и труда персонала;

• Природоохранная деятельность и ресурсосбережение;

• Поддержание добросовестной деловой практики;

• Развитие местного сообщества.

На основе сформулированных направлений 3-й группы формируется критерий максимального разнообразия социальной политики предприятий, так как концентрация социальных инвестиций на 1-2 направлениях ведет к диспропорциям в развитии всей социально-экономической системы.
Информацию о наличии или отсутствии каждого из 12-ти признаков обобщает раскрытый в методике единый интегральный показа¬тель – качественный индекс социальных инвестиций (IK).

Все три разновидности качественного индекса социальных инвестиций пронормированы и могут принимать значения от 0 до 100%. Чем больше значение индекса, тем целостнее социальная политика компаний. Сравнение индексов IK(i) для разных компаний позволяет определить лидеров и аутсайдеров по показателю комплексности организации процесса социального инвестирования. Сравнение индексов для разных признаков позволяет выявить соответствующие «узкие места», то есть те признаки, которые представляют для компаний наибольшую проблему.
Приведенная методика имеет ряд недостатков:

1. Качественный индекс не отражает масштаба социальной ответственности, так как нет общего индекса. Так, например, все признаки могут присутствовать у нескольких компаний, но какая из них является более ответственной, методика ответ не дает.

2. Качественный индекс не учитывает величину значений каждого показателя в общем индексе, иными словами, все показатели имеют одинаковый вес.

3. Сравнение по качественному показателю будет явно не в пользу малого и среднего бизнеса. Крупный бизнес, монополии могут выделять огромные бюджеты на социальные программы, но крупному бизнесу, особенно монополиям федерального масштаба чрезвычайно трудно быть социально ответственными вследствие огромного количества заинтересованных лиц с различными интересами, часто противоположными. Именно увеличение количества заинтересованных лиц снижает общую социальную ответственность, на которую компания вынуждена отвечать увеличением социальных инвестиций.

4. Отсутствует учет цели взаимодействия с заинтересованными лицами.

5. Отсутствуют детальные показатели качества взаимодействия со стейкхолдерами. (Наличие или отсутствие признака в выборке не может адекватно представлять качество взаимодействия, которое является скорее интервальным показателем, чем показателем с выбором ответа «да-нет».

6. Показатели качества взаимодействия находятся в прямой зависимости от пиар-потенциала взаимодействия, что необходимо учитывать при расчете.

7. Интегральный показатель количества и качества не раскрывает суть инвестиций. Это проявляется в хаотичном инвестировании в объекты социальной среды. Иными словами – нет алгоритма действий в инвестициях: они направляются в те заинтересованные стороны, с которыми взаимодействие идет слабо или тем, с кем взаимоотношения достаточно крепки, и для их развития требуются дальнейшие инвестиции.

Ассоциацией менеджеров России также был разработан количественный индекс социальных инвестиций, представляющий собой производные от величины социальных отчислений компании, однако он не может использоваться в качестве показателя эффективности.

По нашему мнению, корпоративная социальная ответственность (КСО) означает, что компания берет на себя обязательство действовать ради достижения общественного благосостояния (даже если такие действия могут снизить ее экономические выгоды в краткосрочном периоде) и получает полезный эффект от общества. Поэтому эффективность корпоративной социальной ответственности необходимо рассматривать во взаимосвязи инвестиций со стороны компании и результат от инвестиций со стороны заинтересованных сторон. Таким образом, эффективность КСО будет зависеть от уровня ответственности со стороны компании и обратного уровня ответственности со стороны стейкхолдера в системе корпоративных отношений.

Одна из проблем современных социальных отношений – это стремление оперировать в обществе по принципу «выигрыш – проигрыш»: бизнес, являясь частью общества, стремится соблюсти свои интересы, мало заботясь об интересах общества. Однако развитие общества и бизнеса можно улучшить, применяя тактику «выигрыш – выигрыш». При использовании такой тактики в решении противоречивости интересов, ресурсы не будут накапливаться у выигрышной стороны, а будут перераспределяться согласно выигрышной специализации, благодаря которой одна сторона будет пользоваться выигрышем другой стороны.

Анализ заинтересованных сторон в различных компаниях позволяет определить основные направления развития социальной ответственности и проблемы, возникающие в процессе развития. При определении стейкхолдеров необходимо учитывать комплексность структур (тип организации, отрасль, размер организации), а также тот факт, что на стейкхолдеров влияют по-разному представители различных уровней организационной структуры компании. Заинтересованность в стейкхолдере повышается по мере увеличения влияния стейкхолдера на уровнях иерархии в компании.

Определение потребностей стейкхолдеров невозможно без выработки эффективной коммуникации с ними. Очень важно понимать, что разные заинтересованные лица могут иметь разные ценности и цели, и что они могут не совпадать с целями и ценностями организации; поэтому компания должна четко определить свои цели и ценности и сравнить их с интересами заинтересованных лиц. В этом случае компания должна попытаться принять во внимание интересы всех заинтересованных сторон в процессах бизнес-планирования и стратегической деятельности. Такой подход приведет к росту добавленной стоимости для потребителей, работников и владельцев.

Разделяя все общественные институты на стейкхолдеров и принимая во внимание замкнутость общественной системы, получаем, что ответственность распределяется между заинтересованными лицами и компанией, т.к. интерес в результатах деятельности компании подразумевает некоторый уровень ответственности. Предположим, что полезный эффект от социальной программы компании больше, чем эффект от действия стейкхолдера, на которого направлено воздействие. Тогда компания проявит себя в роли благотворителя, направив средства без извлечения адекватной выгоды (ситуация «проигрыш – выигрыш»).

Если же полезный эффект от заинтересованного лица превышает полезный эффект от социальной программы, то компания проявляет «социальный эгоизм» (ситуация «выигрыш – проигрыш»)

Для компании второй вариант предпочтительнее, однако в замкнутой системе если с одной стороны эгоист, то с другой – благотворитель. Постоянно быть благотворителем не будет ни компания, ни один из стейкхолдеров, поэтому эффективность социальных отношений будет при приблизительно равных полезных эффектах всех участников взаимодействия, то есть когда ситуация будет являться выигрышной для всех сторон.

В качестве примера можно привести отношения между работником и компанией. Если компания улучшает условия труда, повышает заработную плату, а работник не улучшает результат своего труда, то компания проявляет благотворительность, а работник – «эгоизм». В обратном случае работник приложит усилия, повысит свою результативность, но компания неадекватно отреагирует либо вообще не отреагирует на этот факт. Отрицательные последствия в первом случае – неокупленные затраты предприятия, во втором – снижение мотивации, потеря лояльности, неудовлетворенность работой со стороны работника. Оба варианта в худшем случае могут привести к разрыву отношений (увольнению работника).

Вовлечение стейкхолдеров и взаимодействие с ними должно проходить на постоянной основе. Прежде чем проявлять активность во взаимодействии, необходимо выявить основные мотивы самой компании, возможные выгоды. К ним можно отнести: понимание и схожесть целей, продолжительность, ограничения, время, ресурсы и способность влиять на принятие решений в компании.

При выявлении эффективного взаимодействия необходимо принимать во внимание тот факт, что у бизнеса есть четкая цель – получение прибыли. Поэтому бизнесу необходимо применять тактику «выигрыш – выигрыш» при условии максимизации полезного эффекта, который приведет к получению максимальной прибыли.

В соответствии с этим, нами предложено изменить подход к расчету качества взаимодействия компании с социальным окружением, взяв за основу качественный индекс Ассоциации Менеджеров России. Принимая во внимание тот факт, что качественным взаимодействие будет являться при условии ответного полезного эффекта от заинтересованного лица по отношению к компании, необходимо сравнить показатели IK(i) и показатель присутствия ответного признака со стороны стейкхолдера ISi. Таким образом, если при присутствии некоего признака Xi1 в компании у стейкхолдера появляется ответный признак Yi2, то данное взаимодействие эффективно. В случаях, если у одной из сторон признак не проявляется в ответ на проявление признака с другой, то такое взаимодействие признается неэффективным. Поэтому, объединив качественные индексы социальных инвестиций компании и заинтересованного лица, можно рассчитать эффективность корпоративной социальной ответственности.

Эффективность корпоративной социальной ответственности компании и стейкхолдера (частный показатель) рассчитывается по следующей формуле:

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

где Xi – булева переменная, принимающая значение 1, если i-ый признак присутствует у компании, и равна 0, если этот признак отсутствует; Yj – булева переменная, принимающая значение 1, если j-ый признак присутствует у стейкхолдера, и равна 0, если этот признак отсутствует; n –число признаков, по которым оценивается социальная деятельность компаний.
Показатель IQ варьируется от -1 до 1, нулевое значение означает эффективное взаимодействие. (рис. 1)

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

Качество взаимодействия группы компаний с одним стейкхолдером рассчитывается по формуле:

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

где T – количество рассматриваемых компаний. Показатель IQT принимает значения от -1 до 1, -1 означает проявление эгоизма по отношению к стейкхолдеру, 1 означает проявление благотворительности, 0 – эффективное взаимодействие.
Общий показатель эффективности увеличивает частный показатель на количество рассматриваемых стейкхолдеров, взаимодействующих с компанией, и на количество компаний в совокупности выборки, и рассчитывается по формуле:

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

где S – количество стейкхолдеров, принимаемых в рассмотрение; T – количество компаний. Показатель QE варьируется от -S до S, нулевое значение означает среднее эффективное взаимодействие компаний со стейкхолдерами.

На основании проведенного авторами исследования в 2008 году по определению уровня корпоративной социальной ответственности были определены факторы эффективности корпоративной социальной ответственности в компаниях Республики Коми и определены значения эффективности взаимодействия каждой из компаний с 11 группами заинтересованных лиц, к которым относятся:

1. Работники;

2. Собственники;

3. Бизнес-партнеры;

4. Потребители;

5. Органы власти;

6. Средства массовой информации (СМИ);

7. Негосударственные организации;

8. Потенциальные инвесторы;

9. Профессиональные организации;

10. Широкая общественность;

11. Конкуренты.

Статистически были рассчитаны значения показателей эффективности взаимоотношений каждой компании и стейкхолдеров, и согласно формуле 6 вычислены значения показателей эффективности социальной ответственности с заинтересованными лицами, представленными на рисунке (рис 2)

КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

В результате исследования подтвердились тезисы о взаимоотношениях и значении заинтересованных лиц для бизнеса. Наиболее высокие значения эгоизма компаний проявляют по отношению к работникам, бизнес-партнерам и СМИ, что характерно для развивающихся стран. Детальный анализ взаимоотношений с работниками показал, что несмотря на большой вклад в достижение цели организации (получение прибыли), компании крайне не желают проявлять ответную ответственность по отношению к работникам. Это объясняется невыгодными для работника положениями в трудовых договорах, практическим отсутствием или легкой заменимостью большинства работников, проблемными условиями функционирования в условиях спада и проявлении кризисных явлений, неравномерностью развития качества трудовых ресурсов и несбалансированностью спроса и предложения на рынке труда Республики Коми.

Бизнес-партнеры также ощущают на себе эгоизм компаний, вследствие частой нехватки оборотных средств в условиях финансового кризиса, желания получить более выгодные контракты, использования механизмов давления на поставщиков, возможностью использования неофициальных закупочных схем и других причин.

Средства массовой информации на региональном уровне имеют небольшой уровень влияния на бизнес, поэтому эффективность взаимоотношений также довольно низка. Однако осознавая важность информации о региональном рынке, продукции, услугах, контрагентах и конкурентах, а также возможность для размещения рекламы, компании охотнее идут на более эффективное взаимодействие.

Собственники, потребители, органы власти и потенциальные инвесторы получают больше выгод от взаимодействия с компанией, чем предоставляют сами. Собственники получают выгоды ввиду специфических знаний о компании, позволяющих прямо или косвенно участвовать в управлении активами, а также получают дивиденды с вложений в организации.

Потребители также получают больше выгод, чем предоставляют компаниям вследствие того, что они вносят наибольший вклад в достижение цели организации, поэтому компании на конкурентном рынке вынуждены проявлять благотворительность по отношению к потребителям. Кроме того, сами компании не полностью используют потенциал сотрудничества с потребителями, так как в большинстве случаев взаимоотношение с ними происходят только во время товарно-денежного обмена, а иные взаимоотношения практически исключаются (например, повышение лояльности, привлечение активных покупателей к мероприятиям компании, получение и использование специфических знаний потребителей и т.д.)
Органы государственной власти исторически получают больше выгод от взаимоотношения с бизнесом, однако органам государственной власти следует больше уделять внимания и поддерживать бизнес, так как от его развития зависит экономическое развитие территории.

Потенциальные инвесторы имеют положительное значение эффективности по отношению к себе, потому что компании нуждаются в привлечении средств, которыми располагают инвесторы. Становясь собственниками, инвесторы не теряют положительного отношения к себе со стороны компании, и эффективность взаимодействия остается на том же уровне. Исследуя причины отсутствия изменений в эффективности, мы пришли к выводу, что большинство инвесторов претендуют на малые доли в имуществе организаций, поэтому компании считают их не ключевыми заинтересованными лицами и не меняют эффективность взаимоотношений, несмотря на то, что они перестали быть потенциальными.

Большое значение показателя благотворительности получили заинтересованные группы, представляющие широкую общественность и конкурентов. Большинство компаний не налаживают связи с общественностью и не получают от них полезного эффекта, однако общественность является получателем благ от компании через других заинтересованных лиц. Поэтому данный показатель характеризует большой потенциал для эффективного взаимодействия с общественностью, так как в ней содержится специфические навыки и знания, способные приносить выгоду компаниям. Конкуренты также практически не приносят выгод компаниям, однако тот факт, что значение взаимодействия не равняется единице доказывает сделанный авторами в предыдущем исследовании вывод о наличии связей с конкурентами и возможных сговорах.

Негосударственные организации (по защите окружающей среды, защите прав потребителей и т.д.) имеют наиболее эффективный показатель взаимодействия, что характеризует достаточную развитость бизнеса в Республике Коми, однако количество таких организаций крайне мало. Также эффективность отношений негосударственных организаций и компаний мало основывается на финансовых отношениях, а результаты взаимодействия выгодны обеим сторонам. Осознавая выгоды, бизнес строит выгодные отношения, хотя и не без отсутствия малой доли эгоизма.

Профессиональные организации (ТПП, РСПП, Опора, финансовые аналитики и др.) тоже близки к эффективному взаимодействию с бизнесом. Однако бизнес тем не менее проявляет некоторый эгоизм, что закономерно, учитывая, что такие организации созданы для защиты прав бизнеса и повышения его эффективности. Кроме того, компании мало заинтересованы в повышении эффективности сотрудничества, так как замечено, что низкий уровень благотворительности по отношению к госорганам и низкий уровень конкуренции определяют более высокий эгоизм по отношению к профессиональным организациям, и наоборот – при повышении влияния государства бизнес начинает более эффективно сотрудничать с профессиональными организациями.
Определяя общий уровень эффективности взаимоотношения бизнеса и общественного окружения, использовав формулу 7, был получен результат, равный -0,39, что означает достаточно эффективное взаимодействие с проявлением эгоизма компаний по отношению к стейкхолдерам. Сопоставляя достаточно высокую эффективность взаимоотношений и средний уровень социальной ответственности, определенный в предыдущем исследовании [2], мы пришли к выводу, что заинтересованные лица также имеют средний уровень ответственности по отношению к бизнесу, что подтверждает тезис о равномерности развития бизнеса и общества. Создавая эффективные взаимоотношения со своим общественным окружением, бизнес вкладывает в его развитие, на что заинтересованные лица также добавляют положительный эффект компаниям. По нашему мнению, невозможна ситуация, когда существует слаборазвитый местный бизнес и развитое общество или наоборот; их развитие происходит параллельно.

Управление корпоративной социальной ответственностью означает оптимизирование соотношений усилий и ресурсов, направляемых на достижение коммерческих целей и на оплату социальных обязательств перед заинтересованными лицами. Таким образом, компании, проявляя социальную ответственность, могут добиться мультипликативного эффекта для общественного развития и повышения собственной эффективности, что является крайне важной задачей в условиях глобализации экономики, усиления конкуренции и интеграции России в мировое сообщество наравне с развитыми странами.

Библиографический список:
1. Доклад о социальных инвестициях в России за 2004 год / Под общей ред. С.Е. Литовченко – М.: Ассоциация Менеджеров, 2004 г.
2. Корпоративная социальная ответственность: управленческий аспект: монография / под общ. ред. И.Ю.Беляевой, М.А.Эскиндарова. – М.: КноРус, 2008.

Literature:
1. The report about social investments in Russia for 2004 year // under reduction of S. E. Litovchenko – M.: Association of Managers, 2004.

Leave a Comment